Отражение души
моей души...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Отражение души > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — воскресенье, 9 декабря 2018 г.
бел как мел, в снегу пояс Тамплиер 02:48:14

Love LockDow­n

занесло куда нас, лютой красоты край,
а тебе, а тебе не в радость,
улетай, улетай


­­ ­­


Я не то чтобы особо часто летаю. Часто летает мой брат и даже имеет какую-то премиальную карточку, преимущества которой расписывал мне несколько минут от времени нашей последней с ним встречи, но я замечаю, что со временем аэропорты Екатеринбург – Москва становятся все более родными и знакомыми.

Я помню свой первый самостоятельный полет, кажется, он был все тем же маршрутом: «Кольцово» - «Внуково», тогда еще внутренние рейсы еще летали в этот небольшой аэропорт. Помню, я тогда сильно нервничала и, помимо ощущения вечного стресса, испытывала гордость и желание постоять за себя. «А вдруг спросят, почему я без родителей? А вдруг они не пропустят? А вдруг они ошиблись и я еще слишком маленькая?» - бесконечные вопросы вертелись в моей голове, пока я ходила от одного выхода к другому, сжимая в руках свой первый паспорт. «Нет, я же взрослая! Мне четырнадцать! А это значит, что я могу уже летать без сопровождения», - я с вызовом смотрела на проверяющих посадочные билеты девушек и поправляла волосы (все еще нравится представлять иногда, что у меня каре).
Первый полет прошел удачно и я чувствовала себя как никогда выросшей, можно сказать, повзрослевшей. Я совершенно не знала ни куда идти, ни что делать и к кому бросаться, нооо меня встретили с берлинским пончиком и бутылочкой сока. Помнишь, как это стало нашей традицией, милая?

Еще запомнился один из перелетов вроде бы на поступление или чуть раньше, когда я впервые оказалась в Шереметьево. Если честно, меня охватила такая дикая паника: вокруг было слишком много народу, я никак не могла сориентироваться – куда же идти, чтобы получить багаж? А как же мои вещи? А вдруг все разберут, и я останусь с голой задницей? (Иногда мне до сих пор так кажется, хотя во внутренней системе этого гиганта я вроде бы разобралась).

Сейчас, несмотря на ощущение возвращения, я испытала ностальгию по первому полету. Кажется, мы тогда летели в Болгарию и мне было лет восемь. Я не очень помню само ощущение нахождения в воздухе, но у меня есть фотография, где я очень хитро достаю чупа-чупс из рюкзачка. Мне очень нравилось летать или хотя бы просто приезжать в аэропорт, потому что родители покупали всякие разные вкусные штуки типа чипсов или леденцов, которые не разрешались в обычной жизни маленькому, подающему надежды на несварение желудка чаду. Мне нравилось это ощущение причастности к чему-то большему, чем повседневность, к кому-то большему. Бабушка всегда надевала «летный» джинсовый костюм – светло-голубые денимовые широкие джинсы и узкую курточку-ветровку; деда предпочитал… Кажется, бежевые брюки, кремовую рубашку-поло и такую же светлую ветровку. А еще широкий такой коричневый ремень. Я тоже летела в джинсах и футболочке, а сверху на меня накидывали какую-нибудь спортивную кофту. Мама заплетала длинные косички колоском ото лба, чтобы волосы не лезли в лицо и прическа сохранялась дня два, и перевязывала все это резиночками с разными штучками – звездочками, собачками, апельсинчиками. Из-за этого мое лицо приобретало довольно милое, но такое шкодное выражение! В то время в самолетах еще раздавались "театральные конфетки", на них были изображены золотые маски, а упаковка была бело-фиолетовой.

Помню как мы летели с родителями (или с мамой) куда-то на отдых вместе с пересадкой и этот полет был одним из самых коротких и вместе с тем одним из самых стремных; он длился всего сорок минут и был от Минеральных вод до точки N. Все небо было темно-синим, где-то права вместе с тучными облаками сверкала бледно-голубая молния, а мы с отцом не могли разминуться с тележкой! На самом деле, ребенок постеснялся сходить в туалет на земле и попросился в небе, но кто же знал, что двадцать минут взлета мы будем стоять в проходе туда и двадцать минут посадки обратно.

Ужасно волновалась в первый раз оказавшись в аэропорту со Стивом. Это был приятный и даже радостный мандраж, вновь ощущалась эта взрослость, хотя, если честно, я просто следовала за ним хвостиком. Помню приятный вкус кофе в тепло освещенной кофейне, перепутанный заказ и многозначительный взгляд официантки. Мы держались за руки и улыбались друг другу на элеваторе. Перелет "Москва - Кипр - Москва" был одним из самых романтичных в моей жизни и даже неловкие вещи вроде слюны, стекающей на партнера, когда ты вырубился, или длинных ног, посягающих на твое пространство, кажутся до жути милыми. Что до Кипра, что до Болгарии лететь в общей сложности от трех до четырех часов в зависимости от местонахождения, но мое время туда еще никогда не летело так быстро. Возможно потому что я была взволнована, а возможно и потому, что большую часть времени проспала, развалившись на все свое и половину чужого кресла.

Сейчас мне очень нравится рефлексировать в аэропорту, особенно дома. Он достаточно уютный и тихий; тихий гомон людей, работающих кофейных аппаратов и тихих плоских телевизоров не мешает. Я даже выключаю музыку, погружаясь в звуки аэропорта. Зимой еще нужно читать "Аэропорт" Артура Хейли. Книга кажется невероятно скучной, но потом ты втягиваешься и ощущаешь себя буквально и внутри, и снаружи всей этой атмосферы. Особенно хорошо читать это в ночные или утренние зимние рейсы, поскольку время действия - под Рождество или Новый Год. В любом случае, мне нравится расписывать вещи, которые я успела сделать или которые отложила в дальний ящик, размышлять над встреченными людьми и невстреченными событиями, предвкушать то, как в полете я займусь, безусловно, самыми важными делами, а в результате просто уткнусь в соседа и усну. Так и не почистила плеер, хочу теперь в Салехард, на Ямальский полуостров и на Байкал.

В "Кольцово" ни одна зарядка в радиусе десяти метров не работает, я не стала искать новые.

Я люблю тебя,
Северная сказка


Категории: Производится посадка
Позавчера — суббота, 8 декабря 2018 г.
kseniia 21 июля 2017 г. 11:23:20 написала в своём дневнике Жизнь проносится мимо mz. hyde 14:37:12

we are loud like love


­­Хочу переносить в этот бложик старые записи, потому что именно тут я хочу собрать всю сборную солянку своих недо/пере мыслей и мыслительных процессов. Почему-то именно в этом блоге я смогла сохранить грань между желаемой собой и собой настоящей. Так пусть же тут покоится моя душа до конца.Этот пост я посвятила своему прошлому и году, который досконально не отображен нигде, совсем нигде. А так же затронула тему смерти и самоубийства. Наверное, писать об этом, вспоминать и снова переживать заново все те фрагменты 2016 года (зима-осень) было сложнее всего.

­­

Подробнее…
Хуже смерти или убийства — только самоубийство. Я изучала этот вопрос много лет, заинтересовал он меня еще лет в пятнадцать, когда мир вокруг меня начал стремительно меняться и я перестала быть там, где привыкла быть. Стрессовые и тяжелые моменты доводили меня до того, что я просто хотела опустить руки и сдаться. Мне казалось, что в этом мире уже не осталось ничего светлого ради чего еще стоит жить и бороться. Спустя еще полгода я начала читать эссе Камю об абсурде и самоубийстве, точнее будет сказать что само его эссе направлено на то, что абсурдность мира приводит к самоубийству, но в пятнадцать с половиной лет трактовка его эссе казалась мне другой, до истины я докопалась уже спустя несколько лет, когда смогла более здраво оценивать каждое слово. Все это я пишу не просто так, не просто так ворошу самые неприятные воспоминания своего больного сознания, пару дней назад покончил с собой кумир моего детства и моей юности — солист Linkin Park. Я прекрасно знаю и понимаю, что приводит человека к подобному, а если он уже к этому пришел, то точно никому не скажет о своем решении. До тех пор пока человек борется за свою жизнь, пока точка еще не стоит, его подсознание подтолкнет его к тому, чтобы сказать о своем решении хоть кому-то и именно тогда хоть кто-то, но сможет его остановить. Так останавливали и меня. Но мои приступы в желании отказаться от жизни скорее напоминали детское недовольство и бунт. Впервые я задумалась об этом около восьми лет, я просто хотела, чтобы обо мне заботились. Я хотела так привлечь внимание. Истинная природа самоубийства глубже, да и грань между жизнью и смертью очень тонка. Если ее перейти — очень сложно вернуться назад. Все, что тебя окружает, все, с чем ты сталкиваешься изо дня в день начинает казаться тебе глупым, ненужным, лишенным смысла и радости. Смерть как избавление от боли. Смерть как конец страданий. Но истина в том, что этот конец прокладывает новое начало, начало новой боли, боли такой необузданной и дикой. И это боль родных. Всегда, каждый раз, какие бы безумные не были события жизни вокруг меня, что бы ни толкало меня на попытку закончить со всем — я вспоминала маму. Она единственное, что держало меня, я очень боялась причинить ей настолько сильную боль, она бы точно не справилась.

Я хорошо помню момент, когда начала уже сходить с ума. Это было тяжелое время в моей жизни, рядом со мной был человек, который нарочно изводил меня, доводил до истерик, до самоненависти, до такого дикого состояния, что мне просто хотелось лечь и умирать. Я не хотела есть, я не хотела спать, я не хотела выходить на улицу и кого-либо видеть. Я просто хотела лежать и умирать. Это было около года назад, я сильно похудела, заболела и с трудом вообще могла что-либо делать. Чтобы выбраться из этого состояния мне понадобился месяц, но для того, чтобы покончить с этим раз и навсегда — мне необходимо было оборвать то, что меня так сильно угнетало. И это был мой бывший парень. Ирония в том, что он тоже пытался вытянуть меня из этого состояния, но делал только хуже. Каждая его реплика и каждый диалог выводил меня на то, чтобы я снова начала плакать и биться в истерике. Я уже не помню всего, я не помню всех диалогов, всех моментов. Но отчетливо запомнила как он сказал, что когда я плачу — он чувствует, что я его люблю. Таким образом, человек просто раздувал свое эго за счет меня, за счет того, что я мучилась. Самым страшным был момент, когда я в истерике со всей силы кинула чашку с чаем на пол, а меня саму начало трясти. Такой сильной истерики у меня не было никогда. Я пыталась держать это в себе, старалась не плакать, я терпела каждое сказанное им едкое слово, но я не выдержала. Меня трясло так, что он понес меня в ванну и я обливалась ледяной водой. После этого случая мы встречались еще около двух месяцев. Я не знаю как я выдержала это, но точно знаю, что моя нервная система очень сильно истощала. Сейчас я стараюсь всеми силами ее восстановить, но мысли о самоубийстве посещают меня до сих пор. У меня начали развиваться комплексы, природу которых я не могу описать. На фоне истерик и нервных срывов у меня были достаточно длительные задержки месячных и гормональные сбои. Я ходила к гинекологу, я лечилась, я старалась оборвать все контакты с бывшим, но даже тогда он старательно напоминал о себе. Приходил ко мне домой, звонил, стучал, пытался выломать дверь. А если не приходил, то просто звонил. Это состояние, когда я хотела с ним расстаться, а он не хотел меня отпустить, длилось около месяца. Меня спасало лишь то, что у меня был первый в жизни проект и зал, только так я могла отвлекаться от всего. Мы расстались 6 ноября, но все еще я до конца не отошла от того, что было со мной. Разумеется, рядом со мной сейчас прекрасный мужчина, которого я очень люблю и верю в него, почти полгода мы живем вместе, он старше меня и во многих вещах умнее. Я могу на него покласться, я могу ему верить. Но порой состояние годичной давности накатывает. Оно приходит как бы между прочим. Маленькое сомнение, маленькая неуверенность в себе доходит до таких размеров, что я с трудом останавливаю этот конвейер. Каждая мысль порождает новую, мои страхи усиливаются, порой я снова хочу опустить руки, но стараюсь этого не делать. В апреле-мае, кстати, у меня был снова срыв, из-за которого я снова не могла выходить из дома, я боялась, мне было плохо везде, где я не дома. Только недавно я смогла окончательно сразиться с этим мерзким ощущением и начать двигаться дальше.


Но все это я говорила не просто так, писала не просто так. Если однажды вы задумались о самоубийстве всерьез, если вы правда не хотели жить изо всех своих сил — это чувство все равно вернется к вам, как бы далеко вы от него не бежали. Желание убить себя, навязчивое и хаотичное — это болезнь, это нервное расстройство. Но как бы не было тяжело, каким бы абсурдным ни казался бы вам мир, как бы сильно вам не хотелось бы со всем закончить — не делайте это. Смерть не конец мучений, а лишь начало для новых. И если вы чувствуете, что что-то в жизни пошло не так, что-то вас не устраивает до такой степени, что жить не хочется — меняйтесь! Меняйтесь черт побери. Меняйте себя, свое окружение, свою работу, да бросьте черт побери семью и отчий дом, делайте все, чтобы снова вдохнуть в себя жизнь и понять, что она прекрасна. И я верю в то, что она у нас одна. Как бы не было тяжело, верьте в себя и в свои силы, со всем можно справиться. Люди и правда могут сделать очень и очень много, достаточно вспомнить, что раньше они пользовались свечами и не думали, что в наше время электричество будет повсюду, люди со всего мира смогут общаться друг с другом, не выходя из дома. Это огромный прогресс человечества, а значит и каждый из нас может сделать над собой усилие, чтобы идти дальше. У каждого своя трагедия, своя история, своя жизнь. Но я верю, что любую боль можно преодолеть и пересилить, как с чьей-то помощью, так и самостоятельно.



Категории: Это сейчас так больно. Будет легче, Старые записи
Личностный рост и картошка. mz. hyde 14:16:50

we are loud like love


Сидим вчера с Ваней на кухне. Я страсть как обожаю готовить, да, это самоирония. Так вот, мой суженный захотел жаренной картошечки. И просил он ее достаточно давно, долго и упорно. Я просто ненавижу чистить картошку, потом ее резать и жарить. Просто три самых ненавистных занятия в одном. Но Ваня не из тех, кто сдается, он решил почистить картошку сам, что уже одну треть времени освобождает. Спасибо и на этом, Вань.

И вот сижу я, режу картошину за картошиной, запястье уже болит (травма любит давать о себе знать в самые неудобные моменты), времени проходит все больше. Ваня сказал, что выйдет в магазин за пивом. Пиво под картошечку вообще збс. И вот я режу, режу, смотрю как картошки становится все меньше, и говорю Ване вслед:
— Вот режу и смотрю как картошки становится все меньше и у меня появляется мотивация двигаться дальше к своей цели.

На что он мне отвечает:
— Видишь! И никакие тренинги личностного роста не нужны. Просто режешь себе картошку и все.
Я откровенно посмеялась, особенно вспоминая то, что его мама ведет тренинги для женщин.

Что касается жизни и будничности — особенно ничего не происходит. Я снова потеряла массу времени за компьютером, потому что мне захотелось поиграть. Сейчас стараюсь снова привести в порядок квартиру и сходить в магазин за самым необходимым из продуктов и не только. В общем-то, жизнь идет своим чередом. Но я безумно хочу в Одессу. Хочу снова встретить своих немногочисленных подружечек. Хочу поболтать, посмеяться, погулять по шумному вечернему городу, хочу снова увидеть до тошноты знакомые мне улочки. Только покинув родной город, начинает искренне по нему скучать. Хочу и маму увидеть, хотя и не сильно соскучилась по ней в этот раз (прости, мам). Но в общем, я представляю, что приехала наконец-то моя Настюша, точнее, приедет, и мы снова загуляем. Снова шутки-шутеечки, снова истории из жизни уже практически замужних дам, снова вспомним нашу молодость. Она, конечно, значительно чаще гульбенит, чем я. Я себе такое позволить не могу, но иногда так хочется. Вспомнить первый курс и уйти в ночь. Сказать маме, что буду поздно, забрать с собой ключи и вслед услышать только: «приходи ночевать домой, а так делай, что хочешь». И вроде так все было прекрасно, весело и насыщенно и эту жизнь я вспоминаю только с улыбкой, но всегда было НО. Я была одинока, тотально одинока. Сколько бы меня не окружало людей или друзей, сколько бы я ни пила и не закуривала это сигаретным дымом, мне было одиноко. Меня никто не любил по-настоящему, никто не ждал меня, никто по мне не скучал. Я была таким же фоном для всех, как и все они для меня. Мы потеряли друг друга и никто не жалеет, никто не скучает. Именно поэтому я готова променять всю эту шумную жизнь на спокойную жизнь с Ваней. Потому что, если меня не станет — Ваня точно заметит перемены и он будет по мне скучать. В любом случае, я очень жду поездку в Одессу. А пока что пойду покормлю Ваню, закончу с уборкой и поеду в магазин.

Категории: Категория длиною в нашу с тобой жизнь, Волшебные ночи
пятница, 7 декабря 2018 г.
ВОРОН Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий... panda21 21:21:20
­­
ВОРОН
Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так затукал в двери дома моего.
«Гость,— сказал я,— там стучится в двери дома моего,
Гость — и больше ничего».
Ах, я вспоминаю ясно, был тогда декабрь ненастный,
И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.
Ждал я дня из мрачной дали, тщетно ждал, чтоб книги дали
Облегченье от печали по утраченной Линор,
По святой, что там, в Эдеме ангелы зовут Линор,—
Безыменной здесь с тех пор.
Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах
Полонил, наполнил смутным ужасом меня всего,
И, чтоб сердцу легче стало, встав, я повторил устало:
«Это гость лишь запоздалый у порога моего,
Гость какой-то запоздалый у порога моего,
Гость-и больше ничего».
И, оправясь от испуга, гостя встретил я, как друга.
«Извините, сэр иль леди,— я приветствовал его,—
Задремал я здесь от скуки, и так тихи были звуки,
Так неслышны ваши стуки в двери дома моего,
Что я вас едва услышал»,— дверь открыл я: никого,
Тьма — и больше ничего.
Тьмой полночной окруженный, так стоял я, погруженный
В грезы, что еще не снились никому до этих пор;
Тщетно ждал я так, однако тьма мне не давала знака,
Слово лишь одно из мрака донеслось ко мне: «Линор!»
Это я шепнул, и эхо прошептало мне: «Линор!»
Прошептало, как укор.
В скорби жгучей о потере я захлопнул плотно двери
И услышал стук такой же, но отчетливей того.
«Это тот же стук недавний,—я сказал,— в окно за ставней,
Ветер воет неспроста в ней у окошка моего,
Это ветер стукнул ставней у окошка моего,—
Ветер — больше ничего».
Только приоткрыл я ставни — вышел Ворон стародавний,
Шумно оправляя траур оперенья своего;
Без поклона, важно, гордо, выступил он чинно, твердо;
С видом леди или лорда у порога моего,
Над дверьми на бюст Паллады у порога моего
Сел — и больше ничего.
И, очнувшись от печали, улыбнулся я вначале,
Видя важность черной птицы, чопорный ее задор,
Я сказал: «Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен,
О зловещий древний Ворон, там, где мрак Плутон простер,
Как ты гордо назывался там, где мрак Плутон простер?»
Каркнул Ворон: «Nevermore».
Выкрик птицы неуклюжей на меня повеял стужей,
Хоть ответ ее без смысла, невпопад, был явный вздор;
Ведь должны все согласиться, вряд ли может так случиться,
Чтобы в полночь села птица, вылетевши из-за штор,
Вдруг на бюст над дверью села, вылетевши из-за штор,
Птица с кличкой «Nevermore».
Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шепнул я вдруг вздохнувши: «Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор».
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
При ответе столь удачном вздрогнул я в затишьи мрачном,
И сказал я: «Несомненно, затвердил он с давних пор,
Перенял он это слово от хозяина такого,
Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор
Слышал в этом «nevermore».
И с улыбкой, как вначале, я, очнувшись от печали,
Кресло к Ворону подвинул, глядя на него в упор,
Сел на бархате лиловом в размышлении суровом,
Что хотел сказать тем словом Ворон, вещий с давних пор,
Что пророчил мне угрюмо Ворон, вещий с давних пор,
Хриплым карком: «Nevermore».
Так, в полудремоте краткой, размышляя над загадкой,
Чувствуя, как Ворон в сердце мне вонзал горящий взор,
Тусклой люстрой освещенный, головою утомленной
Я хотел склониться, сонный, на подушку на узор,
Ах, она здесь не склонится на подушку на узор
Никогда, о, nevermore!
Мне казалось, что незримо заструились клубы дыма
И ступили серафимы в фимиаме на ковер.
Я воскликнул: «О несчастный, это Бог от муки страстной
Шлет непентес-исцеленье от любви твоей к Линор!
Пей непентес, пей забвенье и забудь свою Линор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Дьявол ли тебя направил, буря ль из подземных нор
Занесла тебя под крышу, где я древний Ужас слышу,
Мне скажи, дано ль мне свыше там, у Галаадских гор,
Обрести бальзам от муки, там, у Галаадских гор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Если только бог над нами свод небесный распростер,
Мне скажи: душа, что бремя скорби здесь несет со всеми,
Там обнимет ли, в Эдеме, лучезарную Линор —
Ту святую, что в Эдеме ангелы зовут Линор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
«Это знак, чтоб ты оставил дом мой, птица или дьявол! —
Я, вскочив, воскликнул: — С бурей уносись в ночной простор,
Не оставив здесь, однако, черного пера, как знака
Лжи, что ты принес из мрака! С бюста траурный убор
Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной
простор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлете, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о, nevermore!
Может я и ухожу надолго в последнее время но никогда не забывайте кто... жери санплед l М.а.р.и.к.о l богачка 14:57:10
Может я и ухожу надолго в последнее время но никогда не забывайте кто тут истиная богиня стесндапов (я)
Интернет слияние твоих глаз. 09:54:02
­­ - Любишь сжигать мосты?
- А почему нет? Это ведь не вынужденная мера.
- Для тебя это так просто?
- Мне проще оборвать эти нити, чем все время сматывать их в клубок.
Контакты, контакты, контакты… Какие-то разговоры… Пустые, ненужные, надоевшие. Но нет сил что-то объяснять. И люди. Люди из этих контактов надоели еще больше, чем разговоры. Раньше было развлечением. Теперь просто для убийства времени. Номера телефонов, адреса электронной почты, номера ICQ… Все они безликие. И я такой же безликий. Спрятался за jpeg-картинкой под названием «аватар». Масса времени на придумывание подписи, статуса. Кому это нужно? Верно. Никому кроме себя. Ты думаешь, что чувствуешь себя интересным человеком за экраном монитора. Иллюзия. От правды даже за десятком аватар не скрыться. Думаешь, что можно быть кем угодно на каком угодно форуме. Думаешь, в виртуальном мире проще, чем в реальном. У тебя много друзей из разных городов. Все что-то пишут, делают вид, что интересуются тобой, твоими делами, работой, здоровьем. Но ведь это такие же люди. Кто-то просто убивает время, кому-то просто нравится, как выглядят смайлы в QIP. Думаешь, что можно быть по-настоящему интересным человеком в сети. Интересным для человека, с которым общаешься через клавиатуру и монитор. Интересным для человека, который подсознательно и тебя воспринимает всего лишь как клавиатуру и монитор. Теперь мы стесняемся звонить друг другу, пишем вместо этого смс или письмо на электронку. Потому что боимся выдать эмоции. Дрожь в голосе скажет о многом. Сухость тоже. Интонацию по-разному можно трактовать. И чаще всего ее трактуют не так, как ты хотел. Поэтому в следующий раз подумаешь два раза, перед тем как звонить.

­­
четверг, 6 декабря 2018 г.
\1\ Leo Poignant 18:31:25
Перечитала парочку постов с двух предпоследних дневников. Саша, Коля, Эдик, Данил и Миша. Интересно, что теперь из них сохранилась первая троица. И отношения ничего не испортили. Прекрасно. В том же духе, Аль, и через несколько лет у тебя совершенно не будет друзей, с которыми бы ты не встречалась в прошлом.
Думала совсем недавно по поводу секса по дружбе. Тебя реально потревожило то, что Ты стал третьим, или это был лишний повод изъебнуться? ГХ стал первым в этом вопросе. Ответ был слега удручающим: "Если бы ты не была такой вульгарной, и хотя бы иногда вела себя культурно, или хотя бы так легко не разговаривала на тему секса, то почему бы и нет?". Прекрасный ответ. Неудивительно, что этот человек променял меня на компанию и новую пассию. Дальше - больше. ЭГ вообще дал понять, что со мной этого делать нельзя, ведь я девственница. Типа.. эээ.. что? Камон, ребят, какого черта? Все твердят мне о том, как это хорошо - сохранить девственность для "того самого". А если я не хочу ждать этого принца? Вот зачем он мне нужен? Да и тему с серьезными отношениями мы уже прошли. Спасибо, я поняла как это работает, мне вот прям достаточно на этот год точно.
Ах, я же не рассказывала Тебе, да? В общем, за несколько дней до того, как Ты мне написал, меня бросил парень, которого я ждала с армии уже приличное количество времени. И бросили меня по той причине, что я, естественно якобы, переспала с Колей. Мне было грустно, не спорю. Коля говорил с ним, мама говорила с ним, но он был не преклонен. Ровно до того момента, пока я не удалила нашу общую фотографию со страницы. Вообще нет, все было даже более смешно. Сначала он написал, что нам стоит расстаться. Я не стала ничего возникать и согласилась, потом еще раз согласилась. После чего он стал написывать, что я ему нужна, он одумался, ну и дальнейшая белеберда в этом духе. Но тут уже непреклонна была я, из-за чего он стал называть себя плохим парнем(да), а потом и вовсе выставил меня сукой и бросил(он меня,ага). Коля в какой-то степени считал, что в этом виновата я, и что мне стоит нормально с ним поговорить на эту тему. И считал он так ровно до того момента, пока не узнал, что в гостинице с ЖШ чуть было не было. Помнишь, я недавно сказала, что мне приснилось, что меня изнасиловал бывший парень? Так вот, приснился мне именно он. В гостинице меня откровенно домогались. И блять, тот факт, что я разговаривала по телефону по работе, его совершенно не останавливал. А потом еще и обиделся, мол я ему не доверяю. :/
А почему я не сплю? Когда-то давно, а может и не очень(я просто не помню),я сидела с ГХ и АГ на заброшке, я Тебе про неё рассказывала. Мы сидели на десятом этаже, около балкона, и в какой-то момент ГХ подумал, что будет весело поднять меня на руки и "вынести" прям за бортики балкона. В тот момент он и узнал, что и я умею молчать неделями. Вот и сегодня я это вспомнила, хотя никаких задатков этой ситуации в кровати явно не было. Стрёмно, мне это не нравится.
среда, 5 декабря 2018 г.
Взято: ... Мэдлинн де Охарра в сообществе ))))) Поезд Удачи 777 ((((( 06:09:39
­Vспышka 13 июля 2018 г. 14:00:21 написала в своём дневнике ­~20ХХ год~
* * *
На пути к идеальной фигуре она перепробовала всё, кроме умеренности в питании и регулярных занятий спортом ©
Где-то читала, что одна девушка специально поправилась на 20 кг, чтобы потом похудеть и написать книгу, где она рассказывает, что люди не могут похудеть только потому, что они ленивые задницы.
Что могу сказать, относительно моего опыта в похудении - главное настрой. Когда-то, я похудела на 10 кг за 2 месяца. После родов я снова стала худеть, но на 10 кг похудела только через год.
Худела в принципе так же, правда спортом занималась даже больше.
Наверное с возрастом худеть сложнее, возможно дело в гормонах.
Как и в прошлый раз, бабушка начала паниковать и говорить, что я ничего не ем.
Единственный, кто меня хвалит за то, что я привожу себя в порядок только мой крёстный) Остальные родственники в панике и стараются накормить блинчиками)
­­

Источник: http://vikka47.beon­.ru/40364-058-.zhtml­

Категории: Котик в склянке
вторник, 4 декабря 2018 г.
Хищник (Глава 15) — То, что так ждала Светлая Лана 10:22:32
Не помню сколько часов я проплакала в грязное белое платье после того, как мистер Форман оставил меня наедине. Я не чувствовала себя ни хорошо, ни плохо. Мне было всё равно на всё кругом. Моя свадьба не удалась, я не знаю, что случилось с тобою, Яков, ещё и лейтенант как-то странно себя ведёт, плюс ко всему меня заперли в сырой темнице и, наверное, объявили врагом человечества. Значит, в скором времени меня убьют.

«Я не могу пока что сказать тебе, — звучат в моей голове последние слова мужчины. — Только дождись меня.Обязательно!»

Зачем мне ждать вас? Зачем? Зачем мне теперь вообще жить? Я теперь совсем одинока. Возможно, даже Келли отвернулась от меня. Зачем ей, военной, которая посвятила себя защите Родины, иметь какие-нибудь связи со шпионкой? Незачем.

Днём мне принесли немного похлёбки и ломоть хлеба. Солдат не просто дал их мне, а кинул как собаке. Меня ненавидят. И правильно! Я сама виновата, что не смогла выбрать одну из сторон. Но как же мечты об идеальном мире? Неужели всё это пыль?! Неужели хищники и люди не могут жить вместе. Может быть, мне пора опустить руки? Даже если так, то почему я до сих пор жива? Я могла бы хоть головой ударится об стену и конец. А я сижу и размышляю… Быть может, я всё-таки хочу жить? Быть может, я всё-таки верю в идеальный мир? Похоже, что да.

***



Я уже торчу в этой тесной каморке дня два, если не больше. Мне каждый день приносили похлёбку с хлебом. Скажу, что быть заключённым за злодеяние — это самое худшее, что только может быть в нашем мире. Мне так хочется на волю, так хочется свободы. Я не хочу больше видеть горящие ненавистью глаза солдата, что приносит мне еду. Боже, где ты, Яков?
Мне кажется, что я схожу с ума. Я начинаю видеть во всём тебя. Любой камешек, кирпичик в стене, царапинка на решётках — всё напоминает о тебе, хотя вовсе никак не связано с Императором хищников. Чтобы окончательно не потерять рассудок, я сворачиваюсь калачиком на полу и засыпаю.

Опять темнота, непроглядная темнота. Я не вижу снов, я не вижу иллюзий и даже реальности. Я вижу только пустоту. Вскоре мой покой нарушил скрип двери. Сначала я не хотела даже подниматься, думая, что пришёл солдат с едой, однако знакомый стук сапогов заставил меня подняться. Я сама удивилась, что чьи-то шаги кажутся мне знакомыми. Возможно, это он. И оказываюсь права. Передо мной появляется мистер Форман.

Я была готова зажмуриться лишь бы не видеть его ненавистного взгляда. Ненависть лейтенанта была равносильно смерти для меня. Похоже, я очень привязалась к нему. Возможно, мой начальник сейчас ударит меня. Пусть, пусть ударит! Лучше телесная боль, чем его грозный взор. Но удара нет, его криков не слышно. Я слышу лишь его ровное дыхание и открываю глаза.

Вместо агрессии в глазах военного я вижу какое-то облегчение, словно он добился чего-то. Возможно, его повысили за обезвреживание шпиона, хотя мистер Форман сам предложил оставить меня в штабе в качестве гражданки, а не врага. Однако на это могут закрыть глаза, ведь я-то поймана и обезврежена, а значит мой начальник стал героем в глазах мирного населения.

— Наконец-то, — шепчет зеленоглазый мужчина. — Наконец-то, я уговорил их. Аза, тебе ты можешь быть свободна, но под моим присмотром.

С этими словами он достаёт ключ от камеры и в мгновение ока дверь открывается. Я не сразу понимаю, что свободна. Я с ужасом смотрю на лейтенанта, однако не забиваюсь в самый дальний угол камеры, а выхожу к нему. Почему-то мне страшно. Мне впервые страшно находится наедине с мистером Форманом. Почему он смотрит на меня таким тёплым взглядом? Где привычное возмущение, строгость, холод? Я не узнаю своего начальника.

Я покидаю ненавистную мне тюрьму. На улице был вечер, однако даже последние лучи солнца были для меня настолько ослепительным, что я невольно зажмурилась. Свобода! Жизнь прекрасна! Я радуюсь мелочам как ребёнок. А мелочи ли это, вообще? Быть может, мы не замечает, что даже самая нелепая мелочь может оказаться важной вещью.

Люди не обращают на нас внимания. Всё как в прежние времена. Возможно, я никогда и не попадала в тюрьму? Может быть, это был всего лишь плохой сон? Не знаю, не знаю… Не важно. Сейчас важнее узнать, куда меня ведёт лейтенант. У меня, конечно, есть догадки. Мы можем идти в кабинет командира, в моё общежитие, но это вряд ли, в кабинет мистера Формана.

Впереди появляется несуразное белое здание в три этажа. Там находятся кабинеты лейтенантов. Значит, начальник ведёт меня к себе. Он открывает дверь и пропускает меня. Для кого это было бы приличным жестом, но здесь, в военном штабе, мужчина делает так, чтобы у меня не было шансов сбежать. Убегать на глазах мистера Формана бесполезно: он один из самых выносливых солдат в штабе и с лёгкостью может догнать меня. К тому же, я ещё не овладела своими силами хищника и не знаю полностью свои возможности.

Вот и кабинет моего начальника. Всё как и должно быть у настоящего мужчины: строгий стиль в интерьере, кипы бумаг на столе, старая потёртая настольная золотистая лампа, деревянный стул с довольно крупными царапинами, по бокам стоят шкафы с множеством книг, в круглой чернильнице стоит чёрная ручка.

— Теперь ты свободна, Аза, — повторяет зеленоглазый мужчина. — Но, к сожалению, за свободу нужно платить. Тебе придётся всё рассказать командиру о жизни хищников, их планах, возможно, ты знаешь что-нибудь об их армии. Как по мне, то это совсем маленькая цена за свободу.

Маленькая?! Да это же самое настоящее предательство! Хищники приняли меня у себя, а я их сдам с потрохами людям. Кем я после этого буду? Кем?! Тварью! Самой последней тварью! Как же мистер Форман не понимает, что для меня эта цена слишком велика. Я-то думала, что лейтенант, как военный человек, знает все обязанности настоящего солдата, а он думает только об человечестве.

С другой стороны, я не могу обвинять его в этом. Мой начальник всего лишь защищает свой народ, свою землю. Это и моя земля, мой народ. Моя матушка всегда говорила, что все люди равные.

— Вы будете допрашивать меня? — спросила я у начальника.

— Нет, не буду, — улыбнулся он, как при первом нашем душевном разговоре. — Я просто хотел поговорить с тобой, Аза. За то время, что тебя не было с нами, я многое понял.

Мужчина подошёл ко мне вплотную, прикоснулся рукой к моей щеке. Несмотря на то, что я была грязная и замученная, он не отстранился от меня. Его длинные пальцы аккуратно гладили мою кожу, и я не могла поверить, что мистер Форман может так аккуратно прикасаться к кому-нибудь.

— Если бы ты знала, как я страдал без тебя, — продолжал военный. — Когда тебе забрали в плен, то я сначала возненавидел тебя, думал, что ты на самом деле шпионка. Вернувшись в штаб, я не находил себе места. Внутри меня всё горели то ли от ненависти, то ли от горечи, что ты могла бросить меня и всё человечество. А потом с задания вернулась и команда Келли и Камиллы. Милтон была серьёзно ранена и истекала кровью, однако, благодаря нашим талантливым врачам, она осталась в живых. Мы потеряли многих. И почему-то смотря на раненых я вспомнил твой образ, Аза. Я знал, что ты близко общалась с Келли, любила всех людей и всем сочувствовала. В тот момент я не мог представить тебя врагом.

Лейтенант приблизился к моему лицо так близко, что я чувствовала на своих губах его горячее дыхание. Изумрудные глаза мужчины были полуприкрыты, губы судорожно дрожали. Я впервые видела своего начальника таким взволнованным.

— Вы слишком близко подошли ко мне… — пролепетала я.

— Не бойся. Я не обижу тебя. Я всего лишь хочу, сказать, что влюбился в тебя, Аза. Влюбился без памяти. С первой нашей встречи мне снесло крышу, я до сих пор не мог понять, почему решил взять тебя под своё крыло, почему решил заступиться за тебя, — говорит мистер Форман, вглядываясь в мои глаза.

— Сочувствие? Человечность? Доброта? — перебираю я подходящие слова.

— Нет, Аза. Это любовь с первого взгляда, — ухмыляется мужчина.

Мгновение и он припадает к моим губам. Я не успеваю даже пискнуть, как мистер Форман уже вовлекает меня в страстный поцелуй. Я пытаюсь оттолкнуть от себя военного, но мои попытки тщетны. Лейтенант с лёгкостью бросает меня на письменный стол. Я чувствую острую боль в спине, пытаюсь приподняться, однако мужчина силой укладывает меня на стол. Бумаги летят на пол, лампа падает вместе с ними. Моя фата отрывается от волос и причёска распадается. Тёмные локоны плавно спадают со стола. Мистер Форман снова целует меня в губы, потом переходит на шею, параллельно срывая с меня остатки грязного платья. Я сопротивляюсь, но бесполезно.

— Мирон! — кричу я имя военного. — Мирон, остановись.

Мой начальник отстраняется от меня, а я пытаюсь прикрыть руками обнажённую грудь. Его взгляд затуманен, в руках мистер Форман сжимает большие белые куски ткани.

— Мне нравится, как ты зовёшь меня по имени. Зови. Зови ещё! Аза! — восклицает мужчина.

— Мирон… — шепчу я и имя лейтенанта застывает на моих губах, оставляя какой-то сладковатый привкус.

Военный возвращается к начатому. Он снимает со своих рук перчатки и отбрасывает их в сторону. Горячие поцелуи снова покрывают мою шею и ключицы. Лейтенант убирает мои руки с груди, накрывает одну из них своей ладонью, немного сжимая. Затем он целует уже мою грудь. Я вся краснею от стыда, не сопротивляюсь. Возможно, это именно то, чего я так ждала. Я поворачиваю голову в сторону и вижу наше отражение в зеркале. Моё красное лицо, распущенные тёмные длинные волосы, бледные руки, которыми я легонько касаюсь тёмных волос. На ощупь они такие мягкие, хоть и кажутся на вид жёсткими. Вижу в зеркале полный страсти взгляд зелёных глаз начальника, его широкую мужественную спину, длинные пальцы. И мне кажется, что мы прекрасно сочетаемся. Боже, почему я так горю от его прикосновений?
понедельник, 3 декабря 2018 г.
Мисс маленькое счастье Alice Janet 20:56:02
Странно, но когда человек счастлив или когда у него есть, ради кого хочется таким быть - ему не хочется писать.
По крайней мере это моя теория. Я выливаю эти эмоции в человека, а плохие если и появляются, почти сразу разрешаются?
Пытается вдалдонить мне, что я идеализирую её и людей в целом. А кто отрицал-то?
Психиаторопсихолог+­юрист в одном лице. Повезло так повезло.
Но сейчас не об этом.
Так сложилось, что сегодня день рождение у одного светлого человечка. И она настолько хороша собой, что у меня даже слов не подбирается.
Я бесконечно долго и сладко её люблю. С первого дня как увидела. С первого дня как услышала. Как увидела ту пачку сигарет, ещё в Екб.
Переезд в Мск, бесконечно светлые, слегка вьющиеся волосы, светлые брови, очаровательно красивые и убитые компом глаза, хотя такими они ещё не были.
Перебор книжных полок на Арбате и желание забрать всё. "Я жутко голодная и знаю отличное место за углом!"
Постоянное желание встретиться, огонь в глазах, внутри и неиссякаемое пламя добра. Оно не сжигает - оно греет. И она это умеет как никто другой.
Только она умеет так обнимать, что не захочется отпустить вовек, даже при угрозе, что вас сейчас зашибут в этом чёртовом перебитом народом метро.
Только она умеет так держать за руку (внимание! всё в том же метро), что всем вокруг - хочется взять за руку кого-то своего. Мур. Она рождает любовь.
Может она и есть любовь?

­­
Лингвистика Annavita 17:41:09
«Довлеть» — значит «быть достаточным». С этим словом есть ровно одна фраза: «довлеет дневи злоба его». Вы задумывались о ее смысле? Она означает «в каждом дне и так достаточно ерунды, так что не парься еще и о завтрашнем». Единожды это запомнив, уже не запутаешься.

Источник: